Кризис котором, мы не имеем никакого верного представления

У каждого психотерапевта, в силу личностной терапии, есть образ счастья. В трудные минуты жизни, он может размываться, а может становиться более емким и ярким. Но в любом случае, он более или менее сформирован, понятен и целостен.

Даже если мы абсолютно осознанны и рациональны, подспудно, в тайниках души, мы желаем, чтобы наши дети соответствовали ему. Чтобы они были счастливы!

Когда к нам приходит клиент мы переносим этот образ счастья на него. Никто из нас не желает, чтобы клиентка вышла замуж за наркозависимого, клиент был альфонсом и тунеядцем. Мы хотим, чтобы у них была содержательная работа, способность любить, быть любимым и т. д., и т. д.

И вот мы начинаем «лечить». Иногда в этом нет ничего плохого. Человек может нуждаться в руководстве и заботе. Такой вот «график жизни» порой необходим. Но рано или поздно, при успешной терапии, он себя исчерпывает и приходит время менять «парадигму вмешательства». В чем-то это напоминает динамику отношения родителей с подростком, когда от руководства необходимо переходить к обсуждению и сотрудничеству.

Если коротко, то новая парадигма звучит примерно так. Я буду с тобой анализировать, проживать и переживать последствия твоих решений, но теперь их принимаешь ты. В рутинной психотерапевтической работе это сложный переход от поддержки и принятия к четкому формулированию запроса на изменения.

В этот момент есть риск прерывания терапии. Там много пауз, растерянности с обоих сторон, неуместных интервенций «чем я могу тебе помочь», страх, что клиент хлопнет дверью, в тысячный раз «что ты хочешь». Здесь есть одна подсказка, которая позволит снизить чрезмерный накал происходящего. Можно сместить акцент с выявления ведущей потребности на феноменологию процесса формирования потребности. Как ты узнаешь, что ты хочешь? Что может представлять для тебя угрозу, если ты озвучишь свои желания? Расскажи о своей растерянности?

Сложность этого этапа индивидуации и сепарации в том, что терапевту приходится быть очень чутким и раскачиваться, как маятник. Порой уходить в тотальную поддержку, сочувствие, опять становится «графиком жизни», реализовывая свой «образ счастья» для клиента; а порой отстраняться, оставляя его один на один с собой, своим счастьем, о котором мы не имеем никакого верного представления.

Между тем, в Мексике умер писатель Серхио Питоль.

Источник: Волшебный погребок

Кризис котором, мы не имеем никакого верного представления: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *