О ренте в современном гибридноклассовом обществе — Счастье спряталось и хихикает за углом

О ренте в современном гибридноклассовом обществе

«Льстецы», Питер Брейгель Младший, 1592 год

Один мой друг сказал недавно такую фразу — «В больших городах сейчас работают только те, кому нечего сдавать в аренду».

Суровая правда в том, что качество твоей жизни зависит не от того, как много и усердно ты работаешь, а от того, есть ли у тебя рента.

Именно люди, получающие ренту, составляют основу гибридного класса потребителей.

Я употребил слово «гибридноклассовое общество», вовсе не потому, что люблю навороченные словечки. Объясню, почему считаю современное общество именно таким.

Причина первая, общество формально отрицает классовость, все равны и все такое. Но при этом сложно не заметить, что есть четкие группы людей, которые при равных или даже существенно меньших услиях, способны обеспечить себе более высокий уровень жизни, комфорта, безопасности.

Причина вторая, классы одновременно являются и чрезвычайно закрытыми (т.е. люди не могут вот так вот просто покинуть один класс и перейти в другой), но вместе с тем они, эти классы, чрезвычайно открыты (т.е. люди таки могут при определенных обстоятельствах переходить из одного класса в другой) вот такая вот квантовая суперпозиция. Вот это формальное отрицание классов, и их неопределенная открытость/закрытость, и позволяет говорить нам о гибридности.

Рента бывает очень разной. Если вы веб-дизайнер, вы можете по сто раз продавать то, что нарисовали когда-то давно, внося незначительные изменения, ну, буквально, отбирающие пять минут времени. А продаете вы это за пятсот долларов. Потому что однажды уже сильно постарались и создали определенный концепт. Т.е. если вы хороший дизайнер вы не создаете дизайн сайта заново, вы переделываете то, что сделали раньше. Это, разумеется, если вы знаете, что по чем в этой жизни. Если же не знаете, то вряд ли будете следовать этой стратегии, пытаясь каждый раз «честно» создавать новый дизайн, потому что иначе вас загрызут муки совести. И вы будете плохим дизайнером, потому что в вашем дизайне будет много труда, мук и слез, но не будет души. Или же вы постоянно будете лажать со сроками, в результате стоимость вашего труда будет расти, а цена — падать (цена падать — потому что клиенты будут от вас отказываться и чтобы найти новых вы будете вынуждены снижать свои расценки).

По правде говоря, так поступали все люди, которые достигли хоть какого-то успеха в сфере контента. Достоевский всю жизнь писал одну и ту же книгу (поэтому читать его романы подряд, один за другим, безумно скучно, ты сразу видишь все однообразие сюжетных ходов), Сальвадор Дали всю жизнь писал одну и ту же картину. Ну, вы поняли.

Даже в работе аналитика очень много от ренты. Хорошая аналитическая записка редко бывает «оригинальной». Вы используете одни и те же речевые конструкции, метафоры, аппелируете практически к одним и тем же фактам. Собственно говоря, хороший аналитик это тот, у кого богаче набор шаблонов и штампов. Ведь какая на самом деле задача у аналитика? Вызывать интерес, удивить, впечатлить «глубиной». А всё это — сугубо эмоциональные реации, а значит, сущетсвуют формальные законы возникновения этих реакций. Точнее даже не законы, а инструменты, позволяющие вызывать эти реакции словно по мановению волшебной палочки.

Все это описывал Бордийяр в «Символическом обмене и смерти», мы обречены на бесконечный цикл воспроизводства. Т.е. мы не производим, а воспроизводим, но это уже другая история. Итак, рента. Она бывает разная.

Проблема в том, что людей, желающих иметь ренту очень много, а возмножности системы создавать дополнительные блага, которые могли бы быть распределены по ренте — ограничены. Тогда начинаются всякие конфликты и революции. Опять же оговорочка, все это очень условно, так как блага, которые распределят система по ренте не всегда количественные, но чаще, качественные, связаныне с усложнением системы. Система распределяет не только килограммы мяса и овощей, но и нарезку с хамоном и салатом в ресторане, в которых это мясо и овощи тоже включены, в том числе в виде съеденого мяса бесчисленной амрией людей, создавших материальные и символические блага, составляющих и обслуживающих и ресторан, и все вокруг.

Сегодня в мире есть несколько наиболее жирных виднов ренты. Во всяком случае, я знаю о трех. Первый вид — капитал сам по себе, т.е. деньги. Очень рисковый актив, когда оказывается в неумелых руках. Второй — энергоресурсы, всякие газы и нефти. Третий вид ренты, — условно говоря — «символический».

Именно на этом виде ренты я хотел бы остановиться, чтоб рассмотреть его чуть подробнее, поскольку в силу разных обстоятельств мне лично он наиболее близок. Понятное дело, что и капитал, и даже энергоресурсы в какой-то мере тоже являются символическим активом. Ведь люди распоряжаются не непосредственно газом и нефтью, а сложной системой человеческих отношений, в том числе, облеченных в форму законов, государств, рынка, денежной системы.

Не знаю зачем, но сделаю тут еще одну ремарку — сдача в аренду жилья входит в вид ренты связанный с капиталом, потому что вы вкладываете деньги (покупаете жилье), чтобы делать деньги. С нефтью и газом не так — вы вкладываете деньги не в нефть и газ, а в политическое влияние, которым только и добывается этот актив и право получать с него ренту.

Итак, о симфолической ренте, доля которой, полагаю будет расти, если только в этом сабже правильно говорить о «доле». Символическая рента — это ваша репутация, ваши знания, вобщем, все то, что может быть однажды накоплено и в дальнейшем приносить вам пользу почти без усилий. Это то, с чего живут разной масти художники, консультанты, включая юристов. Ага. Глупые люди думают, что хороший, много зарабатывающий юрист это тот, кто хорошо знает законы, на самом же деле, это юрист, который смог накопить вот такой вот символический «капитал» — в виде связей, репутации. Для многих это очевидные и понятные вещи, и может быть, этот абазц мне стоило бы и удалить. Но с другой стороны, вокруг себя я вижу кучу людей, которые формально признавая очевидность этих истин, живут и поступают в повседневности так, словно ничего об этом не знают.

Перейдем к интересному. Во-первых, люди стремятся быть халявщиками, но сами при этом ненавидят других халявщиков, справедливо усматривая в них конкурентов. Поэтому символическую ренту приходится скрывать. Для этого всякий придумывает свои способы (хотя на самом деле он только думает, что придумывает, на самом деле все они тоже довольно однотипные и поддаются классификации). Система выстроена так, что для того, чтобы обеспечить людям с высокой рентой спокойную и комфортную жизнь, для людей без ренты, или с крайне низкой рентой, придумываются всякие успокаивающие истории. Цель этих историй — отвлечь от борьбы за высокую ренту. Иначе и без того сложная и запутанная жизнь в современном обществе станет и вовсе невыносимой.

Этих историй множество и все они очень разные — это и религии, и система высшего образования, и «творчество», т.е. приложение усилий без наращивания своей ренты, ради сиюминутной радости или абстрактного светлого будущего, без понимания как это потом превратится в реальную (условно говоря) ренту. Условно говоря, потому что на самом деле мы понимаем, что любая рента в какой-то мере нереальна, она симулякр, означающее без означаемого. Кстати, вот эти ваши соцсети, фейсбучеки и твитерочки — все это тоже такие же истории, отвлекающие от борьбы за ренту. И их много еще — компьютерные игры, наркотики, секс, сериалы, «дружеские отношения» (хотя, далеко не все, некоторые все же приводят к приросту ренты).

Во-вторых, в наличии ренты как элемента системы, система выигрывает. Потому что появляется тот класс творческих бездельников, которые двигают общество вперед. Понятное дело, есть те, кто употребляют освободившееся время на сибаритский образ жизни, предаваясь всем доступным удовольствиям, но их мы не смеем осуждать, так как они — идеальный потребитель, ради которого и стараюсь те, кто пытаются создать и для себя немножечко ренты. Но есть и другие, люди, которые неудовлетворен чем-то, к примеру, их не устраивает размер получаемой ренты и они готовы постараться на благо общества, чтобы его увеличить.

У меня есть еще много соображений на этот счет, но сегодня я уже устал. Если не забуду, и если меня не отвлекут дела по-важнее, напишу об этом в одном из следующих постов. Который, вероятнее всего, будет не скоро. И это жаль, потому что там я хочу рассказать о роли особой ренты, входящей в вид символических, о компьтерном программировании, и о сопосбах накопления этого специфического символического вида капитала. Накопления с последующим извлечением из него ренты, разумеется. Для чего еще нужен капитал? Символический или денежный.

Иллюстрация: «Льстецы», Питер Брейгель Младший, 1592 год.

Юрий Карапетян
Ленивая тварь, начисто лишённая амбиций, но при этом жутко завистлив к успехам других. Любит поспать и поесть больше, чем думает о своём будущем. Единственное литературное достижение - сборник рассказов, изданный журналом "Киев", печатным органом Союза писателей Украины в 2006 году (в самом Союзе не состоит, не только потому, что жмотится оплачивать копеечные членские взносы, но ещё и потому, что не отвечает ни одному требованию организации). Исключительно благодаря малому тиражу (25 экземпляров) сборник стал библиографической редкостью, что и составляет единственную его ценность. Хуже всего автору удаются рассказы и повести в жанре научной фантастики, по какой-то совершенно мистической причине именно им он уделяет больше всего творческих сил и времени.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *