Революция и медицина. Из Оптимальной революции — Счастье спряталось и хихикает за углом

Революция и медицина. Из Оптимальной революции

С медициной все еще хуже, чем с наукой. Нам придется бороться сразу с двумя медицинами – официальной и не официальной. И там и там полно шарлатанов, и там и там есть талантливые, сведущие в своем деле люди. Но если наука, по большому счету, касается абстрактных, а потому, в глазах обывателя, безопасных вещей, то медицина напрямую касается самого близкого, непосредственно переживаемого – собственного здоровья.

Мы не правильно понимаем саму суть болезни. Вот что мы можем сказать уже сейчас. Когда мы думаем о какой-то болезни, даже затрагивающей весь организм, мы думаем о ней как о чем-то чужом, внешнем. Но болезнь – это одно из состояний нашего организма, на ряду со сном, смертью или разложением. Улыбнитесь. Не позволяйте последнему слову в ряду состояний тела навести на вас тоску. Какой бы ни была болезнь, ответственность за нее лежит на самом человеке, мы должны принять это как аксиому. И тогда всю свою жизнь мы проживем здоровыми, что бы нам ни говорили врачи.

Если вы живете, руководствуясь исключительно здравым смыслом, и не обращаете особого внимания на всё, что вам говорят другие, тогда для вас чих – это всего лишь чих. Утренний насморк – это всего лишь утренний насморк. А если вы втянуты в динамику «болезни» — чих – это уже простуда. Вы начинаете думать о себе и своем состоянии как о простуде, как о болезни. И с каждой мыслью, сами не замечая того, все глубже вталкиваете свое тело в это состояние.

Медицинские работники – это страшные люди. Я искренне удивляюсь тому, что они ходят здоровыми. Может, они сами не слишком серьезно относятся ко всему, что говорят. Конечно, болезни есть, от этого никуда не деться. Так же, как есть солнце и есть вода, которые способны воздействовать на человека совершенно по разному, включая – лишать его жизни, при определенных обстоятельствах.

«Заболевая», или просто попадая в больницу с целью диагностики, вы оказываетесь в плену совершенно иного мира. Все другие заботы и дела тут же меркнут, если вы узнали о своем здоровье что-то плохое. Или даже правильно так: если авторитетные эксперты сообщили вам о вашем здоровье что-то плохое.

Любая медицина в существующей системе является заложницей ситуации. Ни один врач не заинтересован в полном и окончательном здоровье всех своих клиентов. Медицина существует благодаря больным. И хочет ли того отдельный человек, пусть даже очень совестливый и сердобольный, он ничего не сможет сделать с таким простым фактом – медицине не выгодны здоровые люди. Также они не выгодны фармакологии. Отсюда вопрос, зачем врачам и фармакологам делать что-либо такое, что бы избавило людей от болезней? Конечно, этими проблемами озабочены не сами медики и фармацевты, а ученые.

О науке мы уже немного поговорили. Но сейчас вопрос не об ограничениях и пороках науки, а о том, что так или иначе все достижения ученых должны внедрять медработники и фармацевты. А зачем им внедрять то, что лишит их всех, или пусть даже большей части, их клиентов? В этом они уж никак не заинтересованы. Мы просто привыкли думать, что всеми людьми на свете руководят исключительно благородные мотивы, хотя прекрасно понимаем, что даже сами руководствуемся благородными мотивами в последнюю очередь. Кроме того. Мы даже не понимаем корня и масштабов коррупции в сферах связанных со здоровьем. Для нас коррупция в медицине – это в худшем случае дать взятку врачу, или же злоупотребления со стороны чиновников при госзакупках медпрепаратов. Мы не хотим думать о том, что коррупция пронизывает систему здравоохранения в не меньшей мере, чем судебную систему или органы власти.

Если вы решились лечь в клинику на обследование, и врач вам сообщил в результате, что вам срочно требуется сложная операция, вы никогда, ни в какой стране мира, не можете быть уверенны до конца: действительно ли вашему организму требуется серьезная операция, или просто врачу не хватает на новую машину, или клиника затеяла очередной ремонт и теперь собирает деньги. Казалось бы, это трагично. Но бывают ситуации еще трагичнее – когда это касается детей, или рождения ребенка.

Что может сделать оптимальная революция в такой порочной сфере как медицина? Ничего. Мы, во всяком случае пока, не знаем. Возможно – упразднить за ненадобностью. Кого-то эти слова могут серьезно напугать, кого-то – насторожить, обеспокоить. Кто-то скажет: посмотрите, сколько жизней спасла и спасает медицина! – скажут они. Сколько? А сколько она не спасла? А сколько жизней вполне здоровых и сильных людей она погубила? Скольких уничтожила как личностей нелепыми диагнозами и прогнозами? И кто как не медицина делала больными людей, чьи жизни она потом спасала. Об этом даже не хочется говорить.

Все мои близкие и друзья здоровые люди, если им и случалось заболеть – то исключительно в моменты душевной слабости и смятения, когда правильный выбор дается в жизни особенно трудно. Я не знаю ни одного живого человека про которого с абсолютной уверенностью можно было бы сказать, что медпрепараты сделали его жизнь лучше, здоровее, или хотя бы менее болезненной. Но я знаю реальных людей, чьи жизни они погубили.

Кроме того тут есть место еще для одной, даже более жестокой на вид, гипотезы. Я создаю вокруг себя мир здоровых и сильных людей. В своих теориях мне достаточно отталкиваться от того, что я вижу и принял, как свое. Если где-то там есть бесконечно больные и несчастные люди, почему я должен принимать их во внимание в своих моделях? Ведь есть существа более примитивные, есть мир диких животных, его ведь мы не принимаем в расчет при рассмотрении этических норм и моделей устроения общества. Да, возможно тут легко перегнуть палку. Но сила – мы же хотим ее. Как можно добыть силу, оглядываясь исключительно на слабых?

Сила и слабость это вообще очень сложная пара. Мы не беремся обсуждать их тут. Одно мы можем сказать точно – в мире калек не возможно думать о чем-то другом, кроме досадных физических изъянов и их причин. От этого в результате страдают и здоровые, и калеки. В мире в котором нет места потаканию слабостям, человек не будет спешить выставлять на показ свои недостатки, как это есть сейчас. Наоборот, всеми доступными средствами он будет скрывать их. Вопрос с физическими недостатками, конечно же, безгранично сложнее чем это можно описать в нескольких абзацах или даже главах. Это даже не вопрос реальных физических недостатков – если присмотреться, хоть маленький недостаток найдет в себе каждый. Вопрос скорее в том, какое место мы выделяем в своей жизни, жизни общества, в картине мира, недостаткам и изъянам. Хорошо, если мы научились их не замечать, игнорировать, словно их нет вовсе. И очень плохо, если мы научились жить выставляя недостатки и изъяны.

Даже с медициной не все так просто. Когда ты полон сил, когда ты молод, говорить об этом так легко. Ну что у тебя может быть? Простуда? Головная боль? В худшем случае ты можешь травмировать ногу или руку. А старость … это нечто иное. Но почему? Не потому ли, что люди сами себя убеждают в собственной болезненности? Чего ждать человеку от своего тела, если он просыпается утром и первое о чем думает это «что же у меня болит нового в этот день»?

Безусловно, за последние тысячи лет люди накопили огромное число фактов о человеческом теле, о влиянии, которое способны на него оказывать другие организмы и химические вещества, магнитное и радиационное излучение. Люди научились оказывать влияние на организм различными методами, иногда это влияние огромно и может в короткие сроки приводить к существенным изменениям состояния человека. Но в существующей системе ничего не позволяет нам считать, что болезни могут быть преодолены как таковые или что хотя бы человечество поставит себе такую цель и приложит достаточно усилий для ее достижения. Даже более, мы не можем быть уверены в том, не являются ли болезни чьим-либо вымыслом, в последствии воплощенным в реальность.

Однако вопрос, который мы пробовали поднять не в том, существуют ли болезни и доставляют ли они хлопоты. Говорить так было бы абсурдно. Скорее мы хотели указать на то, что в существующей системе нет ничего, что было бы заинтересовано в том, что бы вы конкретно как человек, или человечество в целом, были здоровы и никогда не болели. А что, если мы все же утвердим такой новый порядок, в котором стремление к здоровью станет одним из высших приоритетов? Не ежедневное стремление, выражающееся в потреблении исключительно здоровой пищи и витаминов, что в конце концов порождает паранойю и множество кулинарных суеверий. Мы говорим о том порядке, при котором искоренение болезней станет выгодно системе. В какой-то момент развития общества разрушительные войны стали экономически и политически не выгодны, это посодействовало укреплению мира намного больше, чем ООН и любая благотворительная деятельность отдельных людей или целых сообществ.

Того же нам бы хотелось и для медицины, и для науки. Нестандартное, яркое изобретение – это последнее, в чем сегодня заинтересован ученый, не важно, касается ли это здоровья человека или технического прогресса. Что бы совершить открытие нужно войти в конфронтацию со своей школой, а это значит, лишиться поддержки учителей, руководителей института, коллег. Кому такое нужно? Куда проще досидеть до пенсии, помогая защитить диссертации таким же неучам, как и ты сам.

Юрий Карапетян
Ленивая тварь, начисто лишённая амбиций, но при этом жутко завистлив к успехам других. Любит поспать и поесть больше, чем думает о своём будущем. Единственное литературное достижение - сборник рассказов, изданный журналом "Киев", печатным органом Союза писателей Украины в 2006 году (в самом Союзе не состоит, не только потому, что жмотится оплачивать копеечные членские взносы, но ещё и потому, что не отвечает ни одному требованию организации). Исключительно благодаря малому тиражу (25 экземпляров) сборник стал библиографической редкостью, что и составляет единственную его ценность. Хуже всего автору удаются рассказы и повести в жанре научной фантастики, по какой-то совершенно мистической причине именно им он уделяет больше всего творческих сил и времени.

3 комментария

  1. не стоит отзываться о медицине, как о заговоре врачей. врачи на количество болезней никак не могут повлиять. ну совсем. да и заговора толкового им не составить между собой )))

  2. Уникати хворих і калік, щоб не «заразитися», в широкому сенсі, себто щоб не зануритися у світ хвороб, — не вихід. Всього, що є у світі негативного, уникнути не вдасться. Взагалі, ховатися — не вихід: знайдуть. Треба ПРИЙНЯТИ все і жити з усім як з рутинною нормою. Треба позбутися страху перед світом хвороб, він справді рутинний, не страшний і не заразний, якщо ми не боїмося. Сестри милосердя черниці доглядали хворих на чуму й чомусь не хворіли. Вони не боялися. Пробоїна від страху — це шлях, яким пробираються в організм хвороби.

    І до речі: є фізичні каліки, які здоровіші за фізично здорових. Каліцтва таких людей не помічаєш.

    А щоб не хворіти — треба любити своє тіло, чути й балувати його, а головне — не пускати в нього хандри, хандра та інші погані думки — причина хвороб…

    Так я думаю, і перевірено на практиці.

    Щодо медицини й фармацевтики — цілком згодна.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *