Революция и наука. Начинаю постить вторую часть Оптимальной революции — Счастье спряталось и хихикает за углом

Революция и наука. Начинаю постить вторую часть Оптимальной революции

Уже несколько десятилетий наука находится в опасном состоянии. Проблема даже не в том, что увеличивая бюджеты на научные исследования, привлекая в индустрию науки все больше и больше людей, правительственные и частные структуры наблюдают общее снижение темпов научных открытий, при этом как в фундаментальной, так и в практической сфере. Конечно, эта оценка не однозначна, ведь значение современных нам открытий мы еще не в состоянии правильно оценить, поэтому открытия начала ХХ века кажутся нам более захватывающими и значимыми, ведь практически все современные открытия так или иначе укоренены в теориях разработанных и практически подтвержденных именно в те времена.

И все же, не ходите далеко, возьмите Университет Св. Владимира в Киеве в начале ХХ века. Сколько там работало профессоров? Какой процент из них был причастен к выдающимся открытиям? А сколько профессоров работает в киевских университетах сегодня? Сколько из них причастных к хоть сколь-нибудь значимому открытию или теории?

Люди потеряли контроль над наукой – вот что самое страшное. Не может сегодня ни один человек охватить объем знаний даже в одной отрасли науки. А раньше, еще 50-60 лет назад, ученый обладал практически всем теоретическим и практическим материалом не только по своей дисциплине, но еще и успевал следить за развитием смежных наук. Основная масса людей в университетах обеспокоены своими ставками, пенсиями и грантами куда больше, чем развитием науки. Нет, ну развитием науки они тоже обеспокоены, но ровно на столько, на сколько это связанно с их амбициями и патриотизмом к государству и обществу, выделяющему средства на научный прогресс.

В наших странах все еще хуже, чем в Европе или Штатах. Мы все относительно спокойно наблюдали за тем, как 20 лет гнила и разлагалась наша наука. Одинокие возгласы о необходимости спасения науки касались лишь необходимости повысить ее финансирование. А что такое повысить финансирование? Правильно, создать кормушку, к которой тут же потянуться шарлатаны со всей страны. Или же огромные деньги будут розданы на пенсии и льготы седовласым генералам от науки. Кому такое нужно? Наверняка кому-то нужно. Но что случилось с нашей наукой? Вся отечественная наука, как бы она не гордилась сегодня собственными «разработками» свела все свои функции лишь к тому, что бы на самом низком уровне обеспечивать западные технологии, главным образом их внедрение в отечественном народном хозяйстве.

Горе нашей науки в том, что она все время стремилась быть нашей, но никогда нею не была. Даже самые стойкие ростки затаптывались в прах. Нам постоянно говорят о Попове и Сикорском. Так а сколько у нас было таких Поповых и Сикорских, и сколько их было на Западе? У нас даже чисто по логическим причинам не могло возникнуть сильной, независимой науки. О чем думает ученый на западе, которому не на кого равняться? Он думает об истине. А о чем думает наш ученый? О том, что там мутят западные коллеги и как бы это поскорее «творчески переосмыслить» и внедрить на нашей отечественной ниве.

Конечно, я не ученый, и даже не аспирант. Но я шесть лет просидел в одном из лучших столичных университетов, я слушал лекции людей, которые сами слушали лекции Лосева, Делёза, Дарриды, Лакана. Я задавал своим преподавателям вопросы, много вопросов. Даже спустя годы после окончания университета. Я наблюдал за развитием их карьеры, за развитием карьеры моих однокурсников, которые выбрали для себя путь академической работы. Да, я говорю об истории философии, о гуманитарной науке. Знаю, что для многих гуманитарные науки – не науки. Зайдите на membrana.ru, сколько там новостей связанны с российскими или украинскими учеными, работающими в своей стране? Ну ладно, не берите Мембрану, возьмите Газету.ру или Ленту.ру, раздел наука. Вы увидите то же самое – все самое интересное и выдающееся происходит не у нас.

Что у нас есть? Космическая отрасль и атомная энергетика? Так это есть даже у Индии и Китая, которые начинали позже и вырвались вперед так, что нам уже за ними не поспеть. Но вопрос даже не в этом, так как нам не кого винить. Что бы делать величайшие открытия нужна тяга к аватюризму, влечение к чему-то неведомому, потаенному. И на пути к этому потаенному человек должен пройти через все глубины и пропасти умственных страданий, сомнений, душевных терзаний. А зачем нашему человеку всё это, если у него всегда перед глазами есть пример западного ученого, который уже всё отстрадал за нас, а нашему остается… правильно, творчески переосмыслить и переработать его труды.

У нас никогда не может появится Гарри Поттер. Но зато наша литература запросто родила на свет Таню Гроттер. Или такую пародию на Пауло Коэльйо как Анхель де Куатье, плод нездравого воображения и чрезмерной зависти к чужой славе. Почему? Потому что мы творим в программном коде, который придумали до нас и за нас. Мы боимся писать свой собственный программный код – науки, культуры, философии, и даже – религии. Наша религия ведь откуда? Из Греции, Византии.

Ну да, сейчас я дал повод нашим оппонентам опять вспомнить Советский Союз где все это уже было – поиск «своего пути». Но на самом деле, в Советском Союзе не было ничего своего. Вообще ничего. Все привезено из Германии, Франции.

Нужно ли нам что-то свое? Нужен ли нам свой собственный код? Или эффективнее стать частью западной, уже готовой, системы кодирования знаний? Может и эффективнее, но нас туда просто не пустят. Нам все будут все красиво рассказывать, обещать, поучать, но самого главного – сути – не расскажут никогда.

Для таких стран как Россия и Украина оптимальная революция – это единственный шанс сделать что-то глобально выдающееся в таких сферах как культура и наука, и при этом не уходить в «творческое переосмысление и дополнение» трудов своих западных коллег. Тут «защитники» могут вспомнить Перельмана, Гинзбурга. Но опять же, у нас – один Перельман, а для того что бы поднять развитие человечества на новый уровень нужны тысячи, сотни тысяч Перельманов. И то… чем прославился Перельман? Тем, что решил уравнение, придуманное западным ученым. Зато мгновенно стал гордостью всех русских, ведь отказался от 2 миллионов поганых забугорных долларов.

Что значит придумать свой код? Это значит забыть абсолютно все, что мы знали до сих пор о науке, вплоть до того, что бы забыть самые элементарные основы математики, четыре элементарных действия, лежащих в ее основе и интерпретацию числа как элемента. Забыть Декарта, Аристотеля, Фалеса. Начать с чистого листа. Начать задавать себе самые простые вопросы. И искать на них самые простые и точные ответы. И сделать это именно теперь, когда мы сплошь и рядом пользуемся такими удобными, и казалось бы, незаменимыми плодами западного научно-технического прогресса. Сейчас. Потому что даже через десять лет это сделать будет уже невозможно.

Мы придумаем науку, которая ни на что не будет похожа. Но именно эта наука превзойдет все технические достояния человечества, существующие к этому времени. Не верите? Зря. Верите? Тогда чего же вы сидите, давайте действовать! Пора.

В моей голове часто возникает сюжет о 40 днях Христа в пустыне, то, что позже в православии перешло в Великий пост. Мне кажется, важнее в этой аллегории, даже не то, что Христос все это время воздерживался от пищи. А то, что он провел это время в одиночестве, в пустыне. Не было рядом ни людей, ни учений, ни книг.

Мой личный путь к оптимальной революции лежал через своеобразный пост, пусть и чуть менее длительный, чем 40 дней. На какое-то время я сознательно отказался воспринимать активную информацию из вне. Я не только перестал смотреть телевизор или видео-контент в Интернете, но я даже перестал слушать песни, музыку. И уже на третий-четвертый день я почувствовал, что внутри меня что-то меняется. Что-то важное. Можете смеяться, но я стал сильнее. Из головы ушли многие заботы, конфликты. Я стал дружелюбнее относится к людям. И самое важное – я ощутил такой прилив оригинальных, нестандартных идей, который не способны обеспечить никакие химические стимуляторы или вдохновляющие речи пророков.

Нашей науке нужен новый код. Написанный на чистом листе. Это очень сложно. Но вместе с тем, и весело. Не нужно беспокоиться, в этот раз мы все сделаем намного быстрее. Нам не нужны тысячелетия, ведь у нас есть перед глазами такая огромная галерея ошибок и заблуждений! Давайте выпишем свой новый код минуя их, если не все, то основную часть. Давайте начнем с самого простого, с начал. При этом наша задача – отыскать более точный и совершенный способ описания реальности и ее принципов. Мы даже словом «законы» не будем пользоваться, возможно даже у нас не будет таких слов, как «математика», «формулы».

Основы нашего научного мира складывались в очень тяжких и жестоких условиях. Горстка античных бездельников собиралась на площадях для своих долгих рассуждений, до нас при этом дошли лишь крохи тех истин, которые тогда, возможно были открыты. Представьте, что вы веб-разработчик и вам нужно переделать уже готовый сайт не имея доступа к исходному коду. А представьте теперь, что исходный код писался на программном языке, построенном совершенно иначе, чем вы привыкли. Сможете ли вы обеспечить результат, который от вас ожидают?

Мы уже столько всего познали, столько всего знаем – о человеке, о природе. Давайте вернемся к истокам. У меня нет готового рецепта, как это сделать. Но я знаю, что есть много толковых людей, которые думают и чувствуют так же как я, и которые готовы отправиться в столь авантюрное, и безусловно, опасное, путешествие. Путешествие в непознанное. Тогда как рядом – теплое, обжитое жилище, друзья, и все самое хорошее, понятный и в меру безопасный мир, который нужно на время оставить…

Наша глава о науке, наверное, самая спорная, речь в ней идет на самом деле об очень сложных и трудно достижимых вещах. Ведь даже открывая Америку, Колумб не плыл абы куда, наугад. Он плыл надеясь отыскать более короткий путь в уже знакомую и известную Индию.

Это безумие! Просто сумасшествие – скажут нам. Другие просто не захотят слушать. Но это не наша забота. Наша задача – собрать вместе людей достаточно свободных (как в духовном смысле – независимых от стереотипов мышления, так и в экономическом – способных обеспечить себя, независимых от кормушки работающей системы) и деятельных, людей, которым не чужда доля авантюризма и тяга к приключениям, людей, морально готовых к тому, что бы перевернуть мир, если только им покажут точку опоры. На самом деле, наша задача даже интереснее, потому что вначале мы сами должны будем отыскать и эту точку опоры.

Конечно, есть путь и полегче, по крайней мере, легче на первый взгляд. Это провести ревизию всех знаний человечества начиная с самых основ. Я сказал, на первый взгляд, потому что когда мы только начнем этим заниматься, то тут же застрянем – так как основы всего теоретического знания сами очень зыбки. Если Хайдеггер сломал копье на этом и так и не дописал второй книги «Бытие и время».

Для старта нам нужно не так уж и много. Для начала хватило бы с головой десятка энтузиастов. Мы бы показали, что смотреть на мир другими глазами и видеть его не менее четко – возможно. И тогда бы к нам начали подтягиваться другие. Фалесу и Сократу было сложнее, и Аристотелю тоже. Нам хоть, будем надеяться, никто не предложит отпить цикуты.

Наша цель не в том, что бы подорвать чью-либо веру в науку. Науками было собрано множество фактов и выведено множество ценных закономерностей. Наука была чуть ли не единственной сферой, в которой человек мог реализовать искренние стремления к знанию, и при этом получить поддержку общества, а при определенных обстоятельствах – еще и материальное вознаграждение. Но мы хотим предупредить о другом: ни одна книга. ни один университет, ни один ученый муж не научит вас жизни и не откроет вам истины, так же как этого не смогут сделать церковь или пророки. Единственный человек, который может сделать это – открыть вам истину – это вы сами.

Юрий Карапетян
Ленивая тварь, начисто лишённая амбиций, но при этом жутко завистлив к успехам других. Любит поспать и поесть больше, чем думает о своём будущем. Единственное литературное достижение - сборник рассказов, изданный журналом "Киев", печатным органом Союза писателей Украины в 2006 году (в самом Союзе не состоит, не только потому, что жмотится оплачивать копеечные членские взносы, но ещё и потому, что не отвечает ни одному требованию организации). Исключительно благодаря малому тиражу (25 экземпляров) сборник стал библиографической редкостью, что и составляет единственную его ценность. Хуже всего автору удаются рассказы и повести в жанре научной фантастики, по какой-то совершенно мистической причине именно им он уделяет больше всего творческих сил и времени.

7 комментариев

    1. Зачем? Опять до поздна просиживать дни в библиотеках, таскать домой тонны ксерокопий и повышать чувство собственного достоинства с каждой страницей «творчески переосмысленного», а грубо говоря — скопипасченого текста? Университеты — ловушки для умов, они вылавливают и уничтожают лучших. Подобно мышеловкам, маня на сыр мелких грызунов, и уничтожая подтавшихся искушению.

      1. Впрочем, хотя я неоднократно говорил об этом, повторюсь еще раз: всё это не значит, что жизнь моя была бы лучше и интерестнее, если бы я не учился в университете. Просто с ним связано слишком много обмана. Ведь в школе, в университете, прежде всего нас учат врать, обманывать систему.

        1. Меня моя алма матер вскормила другим. Я совсем тогда не чувствовала какую-либо систему. Скорее, жажду. И чем пустыннее и жарче, тем больше эта жажда, ведь она возникает вновь и вновь.
          Я бы без университета совершенно точно осталась бы пустой. Скорее всего, стала бы проституткой. Моя мама всё время меня воспитывала так, что первое для женщины — это нравиться мужчинам.
          А я маму очень любила…

  1. 

     http://women-secrets.com.ua 
     
    С прошедшей днюхой и праздниками. В новом году нас всегда ждет что то новое, пускай это новое будет по настоящему добрым и веселым. 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *